Доклад на XXVII Рождественских чтениях, в рамках казачьего направления Невской Т.А., профессора Северо-Кавказского федерального университета, г. Ставрополь и Булгаковой Н.И., к.и.н., доцента, г. Москва; “Аграрная политика большевиков как инструмент расказачивания”

15.01.2019 16:16

“Аграрная политика большевиков как инструмент расказачивания”

 

 

Большевики считали казачество привилегированным сословием на основании того, что казаки не платили налог на землю и имели наделы больше, чем крестьяне. Это не соответствовало действительности, так как казаки несли военную службу, покупая за свой счет коня  и обмундирование. В Декрете о земле новая власть указала, что земли трудового казачества останутся в их пользовании. Это склонило на сторону большевиков часть казаков, уставших от Первой мировой войны. Обещание это было нарушено сразу же после окончания гражданской войны.

Видя в казачестве угрозу советской власти, большевики решили, прежде всего, разобщить казаков, для чего на юге страны было проведено новое административно-территориальное деление. Были упразднены Донское, Кубанское и Терское казачьи войска. В 1920 г. Терскую область разделили на Горскую АССР и Терскую губернию. Часть казачества Терской области, таким образом, оказалась на территории Горской республики. После разделения Горской республики на ряд национальных автономий терское казачество оказалось раздроблено и вошло в состав Дагестана, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабарды и Ставрополья.

В решении I Всероссийского съезда трудового казачества февраля – марта 1920 г, вынесенном по докладу В.И. Ленина, говорилось, что казачество не является особой народностью или нацией, а составляет неотъемлемую часть русского народа. Казачество должно было раствориться в крестьянской массе. Руководство страны при этом понимало, что казачество ослабло, но не подавлено полностью и при проведении в отношении него жесткой политики еще сможет проявить свой вольный нрав.

Большевики стремились, с одной стороны, расколоть казаков, а с другой стороны – заигрывать с ними. 30 сентября 1919 г. в газете «Известия ЦК РКП(б)» были напечатаны «Тезисы о работе на Дону», где была сформулирована политика в отношении всего российского казачества. В тезисах проводилось разграничение казачьих верхов от трудового казачества, отмечалось, что советская власть не собирается осуществлять насильственное расказачивание и уничтожать своеобразный казачий быт, обещает всем лояльным к большевикам казакам свое покровительство и защиту, а противникам – беспощадное уничтожение. Расказачивание в период нэпа заключалась в попытках уравнения казаков с бывшими иногородними для того, чтобы образовалась однородная крестьянская масса при некотором сохранении казачьих традиций. При этом ни казаки, ни иногородние в 1920-е гг. сливаться в единую массу не желали. Установки на избранность казачьего сословия, верность православию не могли измениться в одночасье.

Казачьи хозяйства на фоне крестьянских хозяйств региона выглядели более зажиточно. Среди казаков доля бедноты и батраков составляла только 10-12%, в то время как среди сельского населения по Северо-Кавказскому краю эта категория населения составляла почти 40%. Середняков среди казаков было 73-75%, среди всех земледельцев Юга России – 55%, зажиточных среди казаков – 10-12%, среди всех хлеборобов региона – 6,1%.

В 1918 г. состоялся III областной съезд Советов Терской области, который принял решение о выселении казачьих станиц на свободные участки земли в Пятигорский отдел Весной 1920 г. терское казачество было выселено. Вопросы землепользования на казачьих территориях в это время определялись Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 18 ноября 1920 г. «О землепользовании и землеустройстве в бывших казачьих областях», а также Земельным кодексом РСФСР 1922 г. Согласно этим документам, на территории бывших казачьих областей трудовое иногороднее и инородческое (горское и кочевое) население в вопросах землеустройства и землепользования приравнивалось к казакам. Ситуация усугублялась переселением в Северо-Кавказский край после революции 1917 г. большого числа крестьян-переселенцев. С 1917 по 1926 г. в край переселилось 468.724 крестьянина и активное переселение продолжалось вплоть до 1933 г. С 1925 г. наделение землёй происходило за счет трудовых наделов казаков, что разжигало конфликты.

В ноябре 1920 – начале 1921 гг. в казачьих областях начались антисоветские выступления, которые были связаны с недовольством земельной политикой. Летом 1921 г. антибольшевистские выступления активизировались. На Ставрополье и Тереке действовали отряды Г.С.Маслакова, состоявшие из бывших бойцов Красной Армии, которые перешли на сторону восставших крестьян и казаков. Эти выступления были подавлены властью с помощью военной силы.

Политика нэпа начала реализовываться на Северном Кавказе только с весны 1922 г. Правительство требовало продолжения сбора повышенного налога (разверстки) до уборки нового урожая. Поэтому весной-летом 1921 г. на Северном Кавказе с помощью продотрядов и армии продолжалась принудительная заготовка хлеба по размерам продовольственной разверстки (для Северного Кавказа это 10 млн. пудов зерна).

Власти предупреждали население: «при невыполнении добровольно налога в течение 48 часов со времени заключения договора вводятся и действуют ударные группы, а в случае упорного уклонения от выполнения взятого на себя обязательства ударной группе предоставляется право взимать хлеб в двойном размере, оставляя только необходимое количество хлеба на едоков и лошадей до нового урожая». Эта мера называлась «единовременный продовольственный наряд». Кроме того, местное партийное и советское руководство не было согласно с введением новой более либеральной политики и в своей деятельности продолжало придерживаться военно-коммунистических насильственных методов.

От уплаты нового налога – продналога – казаки и крестьяне уклонялись, как и от продразверстки. Кубано-Черноморский обком принял решение об оккупации станиц воинскими частями, если эти станицы не выполнили план продналога. В станицах за невыполнение планов сдачи зерна высылали на принудительные работы в другие регионы страны, проводили конфискацию имущества и т.д.

В середине 1920-х гг. одновременно с некоторым смягчением отношения к казакам была продолжена политика по постепенной ликвидации казачьей самоидентичности. Для этого осуществляли разрушение казачьего единства – казачьей общины (она будет ликвидирована в начале 1930-х гг., с началом коллективизации). В этой связи ЦК РКП(б) потребовал в апреле 1925 г. ускорить землеустройство в казачьих областях. Иногородние крестьяне и казачья беднота получали землю за счет конфискации части земельного фонда у середняков, зажиточных и кулаков из казаков. Для получения земель с целью перераспределения среди нуждающихся в крае изъяли 612 тыс. десятин из нетрудового и 650 тыс. из трудового фонда казачьих общин, то есть земель, принадлежавших казачьим хозяйствам.

В результате землеустройства за 1924 – 1927 гг. в Кубанском округе сократились земельные наделы почти у половины казачьих хозяйств. Это разрушало эффективные хозяйства, ориентированные на производство сельскохозяйственной продукции на рынок, разжигало вражду в станицах между зажиточными и бедными, казаками и крестьянами.

 

Поделиться:
27 июня 2022
Мц. Акилины. Прп. Александры Дивеевской. Свт. Трифиллия (икона), еп. Левкусии Кипрской. Мц. Антонины (икона). Прп. Анны и сына ее Иоанна. Прпп. Андроника (икона), Саввы (икона), иконописцев Московских. Собор (икона) всех преподобных и Богоносных отцев, во Святой Горе Афонской просиявших. Сщмч. Алексия пресвитера. Мц. Пелагии.
Наверх