125284, г. Москва, ул. Поликарпова, дом 16
/
КаДети. Кто будет защищать Россию через 10 лет  
Новости казачества / 26.02.2013

924262711Накануне 23 февраля Дмитрий Виноградов пообщался с воспитанниками кадетских корпусов и выяснил, каким они видят свое будущее.

МОСКВА, 22 ФЕВ, – РИА Новости, Дмитрий Виноградов.

В последние годы Россия переживает бум кадетских корпусов – кажется, государство всерьез озаботилось воспитанием будущей военной и чиновничьей элиты. Специальный корреспондент РИА Новости пообщался с кадетами и выяснил, каким они видят свое будущее.

В Москве есть кадетские корпуса на любой вкус. Есть просто, по сути, специализированные школы, куда дети каждый день приезжают на учебу из дома. Есть кадетские интернаты, где детишки находятся круглосуточно и плотно общаются с преподавателями. Есть кадетские корпуса специализированные: казачьи, дипломатический и даже музыкальный. Наконец, есть даже навигацкая школа, не зря Москва – это порт пяти морей.

Юра Черепанов, 12 лет, учится в “Кадетском корпусе памяти героев Сталинградской битвы”: “Моя жизнь интереснее, чем у моих друзей”.

Учиться в корпусе – это моя инициатива. Мой прадед прошел всю Великую Отечественную, дожил до 91 года, полковник. Он был пехотинец, воевал где-то в районе Смоленска. Я хочу не посрамить память прадеда.

Родители сначала говорили, что мне будет очень трудно – “ты и неделю там не сможешь”. Дисциплина у меня раньше была плохая. Сначала и правда было трудно – далеко ездить на общественном транспорте в наш корпус, около полутора часов в одну сторону. Потом привык. К дисциплине у нас большие требования: нужно слушаться командиров и старших. Не баловаться. Быть примером для других.

Я поступил в корпус после четвертого класса. С теми, с кем учился в старой школе, общаюсь через интернет, хотя и в жизни стараюсь почаще к ним приходить. Друзья старые, с детства, давно с ними знаком. Но мне кажется, им жить скучнее. Они сидят постоянно в классе и ничего толком не делают. А мы ездим повсюду. Это интереснее. Ездили, например, в Бородино, другие музеи. Мне очень понравился музей Тимирязева, нам рассказывали про растения. В музее Космонавтики тоже очень интересно было. Скоро поедем в Волгоград.

Мои друзья спрашивают: зачем ты туда пошел? Я говорю: сам захотел так. Зачем на месте стоять? Нужно продвигаться. В будущее смотреть. А они сидят в классе и толком не знают, кем станут. А я себе уже прочертил дорогу – буду военным. После корпуса хочу поступать во внутренние войска МВД, подразделение спецназа “Витязь”. Сделать это нелегко, отбор идет строгий. Физическая подготовка должна быть. Ты должен быть очень сильным в воле, в душе.

Теперь родители согласились, что я на своем месте.

2Таня Политика, 11 лет, учится в Кадетском корпусе памяти героев Сталинградской битвы: “Сначала собирать автомат было трудно”.

Учусь в корпусе с 5-го класса. Отправить меня в корпус было маминой идеей. Мама спросила меня: хочешь ли ты пойти в кадетский корпус? Я знала, что мы будем на разные экскурсии ходить, в театры. Что будут награды разные, что медали будут. Поэтому согласилась. Мама мне сказала: если будешь хорошо учиться, буду подарки дарить.

Еще мой прадедушка Федор Политика участвовал в войне, был полковником, захватывал Рейхстаг, но его убили.

Недавно выиграла конкурс – за сборку автомата АК-47. Нужно было успеть собрать за 35 секунд. Мы учимся этому на “Основах воинской службы” и ОБЖ. Автомат некоторым бывает трудно собирать – сначала у меня не получалось. Но сегодня мне подарили приз – змею. Ведь сейчас год Змеи.

Мама мной тоже довольна – за хорошие оценки подарила новый телефон и компьютер. Компьютер мне нужен, чтобы читать научные работы и проекты – мне нравится физика.

После корпуса можно пойти в МЧС, можно на врача, можно на воинскую службу поступить. Мне больше всего нравится МЧС и военная служба. Особенно нравятся сухопутные войска, хочу быть офицером. Полковником, и все выше, и выше, и выше.

Валерий Толочко, 14 лет, “Московский казачий кадетский корпус”: “Мы относимся к православной вере”.

Учусь уже два года. В 8-м классе сейчас. Вообще набор идет с пятого класса, но я тогда жил в Белоруссии, а там нет таких кадетских корпусов.

Мне понравился этот корпус, я посмотрел в интернете, нашел про него хорошую информацию и решил поступить сюда. Чем позже поступаешь, тем больше конкурс – вот у нас было восемь мест, и на одно место – тысяча человек.

Почему именно казачий корпус? У меня много знакомых казаков, в роду есть казаки. Кадетский корпус – хотелось быть более воспитанным и более военизированным. Родители были не против, хотя я живу в 20 километрах от МКАД, в коттеджном поселке. Чтобы успеть к началу занятий, надо встать в пять утра. Ложусь в девять вечера.

Казачий кадетский корпус от обычного отличается тем, что у нас есть казачий факультатив. Изучаем историю казачества, мы относимся к православной вере, с Патриархом беседы проводим, с батюшками. Ходим на казачьи круги. В 14 лет по заявлению родителей можем вступить в Союз казаков России или в Центральное казачье войско.

Я хотел пойти на медицинский факультет куда-нибудь в военные вузы. Правда, в последнее время поменял точку зрения, и хочу пойти на экологический факультет МГУ. С армией, конечно, это не связано, но дисциплина мне все равно не помешает. В России большие проблемы с экологией, вот я и захотел на экологический.

Даниил Шестаков, 14 лет, “Московский казачий кадетский корпус”: “Моя сестра тоже заинтересовалась кадетской жизнью”.

Я поступил сюда после четвертого класса. Очень много было интересного. Сроднился с ребятами из роты, с офицерами. Уже не представляю жизни вне корпуса.

Мне с детства мама рассказывала про этот корпус – один из ее друзей прошел через него, и я тоже об этом мечтал. По маминой линии есть казаки с Дона. Поэтому я очень хотел поступить. Конкурс был очень большой: 160 человек на место. Прошел все экзамены, физкультуру, математику, русский, собеседование у психолога.

Хочу пойти в Академию ФСО или МВД. Трудно определиться со специальностью в моем возрасте. Пока я колеблюсь, хочу ли связать жизнь с армией. Возможно, открою свой бизнес. Или пойду куда-то в науку. Но в армию тоже тянет. Мне нравятся наши занятия на лошадях. Приносить пользу государству, служить на благо Родине – это почетно. Не знаю, хорошо ли им платят – я как-никак еще не военный.

Моя сестра Алевтина, ей 15 лет, учится в Пансионе государственных воспитанниц при кадетской школе-интернате №9. После того, как я поступил в кадетский корпус, она тоже заинтересовалась кадетской жизнью. Они находятся на одной улице с нами, у нас проходят с ее корпусом балы и всевозможные мероприятия. У нас учатся только мальчики, а у них – только девочки.

924263449Настя Жучкова, 14 лет. “Московский кадетский музыкальный корпус”: “Я хочу не искать шпионов, а быть шпионом”.

Я сама хотела сюда пойти, а родители одобрили. Потом я даже перехотела, но все равно пошла, и теперь не жалею. Хотела чего-то военного. Фильм был – “Кадетство” – вот из-за него. У меня папа и крестный – офицеры контрразведки. Сейчас они, правда, оттуда ушли.
Мне нравится вся эта форма, строгость. Это хорошо, намного лучше, чем в обычных школах.

Но еще я люблю музыку, училась в музыкальной школе. Поэтому у меня не простой корпус, а музыкальный. В обычных корпусах не настолько все интересно, как в нашем. У нас первую половину дня обычные уроки, вторую половину – музыкальные: хор, сольфеджио, музыкальная литература, оркестр, всему учат. У нас есть ОВС – мы изучаем стрельбу, звания, биатлон, сборку-разборку автоматов. Летом поедем в военный лагерь “Патриот”.

У нас есть оркестр девочек, весной мы поедем в Италию на фестиваль военных оркестров всего мира. Наши мальчики уже везде побывали – в Испании, в Китае, и в той же Италии несколько раз были. У нас 13 произведений – какие-то грустные, какие-то веселые. “Калинку” играем. Я играю на флейте.

Когда мы закончим корпус, вовсе не обязательно, что будем служить в военном оркестре. Это просто хорошая возможность получить и обычное образование, и военное, и музыкальное. В дальнейшем хочу поступать в Академию ФСБ на факультет контрразведки. Мне нравится что-то расследовать. Мне хочется быть разведчиком, служить в Германии. Как Штирлиц. Я хочу не то чтобы искать шпионов, а быть шпионом. Если получится. Сейчас английский изучаю, я собираюсь еще немецкий изучить.

Сергей Соловов, 15 лет, “Московская навигацкая школа”: “Захотелось продолжить семейное дело”.

Я поступил сюда по собственному желанию. Захотелось продолжить семейное дело – у меня прадед и дед служили на Балтийском флоте.

Отец, правда, не связан с флотом, но родители согласились, потому что в старой школе я, мягко говоря, не был отличником. Они решили, что дисциплина мне пойдет на пользу. Мне нравится. Больше знаний получаешь, ну и дисциплина.

Учиться не так сложно. Вернее, тот, кто не учится – тому тяжело учиться, а тот, кто учится – тому легко. Бывает, что и отчисляют. Редко, но бывает.

Я живу в Подмосковье, мне далеко ездить, поэтому ночую в общежитии – у нас они называются “кубрики”. В каждом живет по 7-8 человек.

Здесь лучше, чем в простой общеобразовательной школе. Престижнее. И легче будет куда-то поступить вроде ФСО или ФСБ, ГРУ или МЧС. Я еще не выбрал, куда. Сначала надо набрать определенное количество баллов по ЕГЭ. У нас отличные преподаватели, так что с ЕГЭ проблем не будет, я думаю. А еще будет зачет по навигацкому делу, ОМП (“Основы морской подготовки”) – морские профессии, судовождение, структура корабля, двигатели. По каждой теме свой зачет, а оценка общая. По пятибалльной системе.

А больше всего мне нравятся летние практики – они проходят в Севастополе. Так что, наверное, все-таки пойду во флот.

РИА Новости
НАВЕРХ