125284, г. Москва, ул. Поликарпова, дом 16
/
Анонс: 18 апреля 2019 года (5 апреля по ст.ст.) исполняется 110 лет со дня освящения казачьего храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле г. Москвы  
Новости комитета / 14.04.2019

В начале XX века для 1-й Гренадерской артиллерийской графа Брюса бригады и 1-го Донского казачьего генералиссимуса князя Суворова полка у Ходынского поля были построены Николаевские казармы.

По проекту при казармах церковь не предусматривалась…

Однако 2 декабря 1906 года к новому московскому генерал-губернатору и командующему войсками Московского округа С.К.Гершельману вошел почетный член Русского монархического собрания в Москве действительный статский советник И.А.Колесников.

Он подал прошение, в котором написал: «Вполне признавая те необычайные усилия, какие понесли защитники Москвы в печальные декабрьские дни на пользу мирных ее жителей, и желая по мере сил отблагодарить их за понесенные труды, я, уроженец тихого Дона, возымел намерение соорудить за свой собственный счет и под моим личным наблюдением Храм для казаков 1-го Донского казачьего генералиссимуса князя Суворова полка и 1-й Гренадерской графа Брюса бригады в месте их расположения на Ходынском поле на следующих условиях:

1) Храм этот сооружается в честь иконы Божией Матери, именуемой «Отрада и Утешение». Пусть наши дорогие казаки и артиллеристы в этом храме получают в молитве отраду за понесенные ими труды и утешение в случае постигающего их горя.

Чтимая икона Богородицы «Отрада и Утешение» (Ватопедская)

2) Храм этот сооружается в память бывшего московского генерал-губернатора и командующего войсками Московского военного округа Его Императорского Высочества Великого князя Сергея Александровича, своею смертию от руки злодея-революционера запечатлевшего свою преданность Царю и Родине».

Великий князь Сергей Александрович Романов

Прошение было вскоре удовлетворено, на Ходынском поле выделен участок земли, и в день рождения Великого князя Сергея Александровича, 29 апреля 1907 года, при огромном стечении народа состоялась необычайно торжественная закладка Храма-памятника русской народной скорби.

Закладка Храма-памятника 29 апреля 1907 года

Более полное наименование храма звучало так: «Храм-Памятник русской скорби в честь Ватопедской иконы Божией Матери, именуемой «Отрада и Утешение», на Ходынском поле в Москве в память Великого князя Сергея Александровича и всех верных долгу и присяге царских слуг, павших за Царя и Отечество от руки злодеев-революционеров крамолою 1905 года при I Гренадерской графа Брюса артиллерийской бригаде в Николаевских казармах».

Разработанный известным архитектором Владимиром Дмитриевичем Адамовичем проект полкового храма на Ходынском поле сохранился до наших дней в Российском государственном военно-историческом архиве. Талантливый и хорошо образованный стилизатор создал храм по мотивам византийского православного зодчества, соединенным с традициями русской церковной архитектуры. Современники отмечали сходство композиции памятника с одним из лучших творений византийского зодчества XIII-XIV веков — церковью Святых Апостолов в Фессалониках. На самом деле московская церковь напоминает не только этот, но и многие другие византийские памятники. В нём использована византийская «полосатая кладка», в которой плинфа перемежалась с известняком (здесь — пояса из облицовочного кирпичика и штукатурки, имитирующей блоки белого камня). Чисто византийские детали — ордерные колонки в простенках окон четверика, звонницы, хоров и венчающего храм центрального большого барабана. По греческим рисункам составлены орнаменты порталов. Ярусы звонницы напоминают византийские нартексы. Световую главу окружают декоративные малые главы. Однако трёхчастная композиция храма «кораблем», одночастная и сильно вынесенная апсида, бесстолпность основного объёма, наличие трапезной — это традиционные приёмы русского зодчества.

Таким образом, храм при Николаевских казармах стал неординарным событием в московской архитектуре и производил величественное впечатление.

В нем свободно помещалось 500 человек. В высокой арке, открывающейся в алтарь, стоял двухъярусный иконостас из белого мрамора с золотой отделкой. Царские врата и боковые двери иконостаса, а также хоросы (древняя форма паникадил), светильники и утварь были выполнены московской фирмой Немирова-Колодкина из бронзы с серебряными украшениями.

Иконы были написаны известным московским иконописцем В. П. Гурьяновым на металлических досках. В нижнем ярусе иконостаса стояли храмовые иконы Спасителя и Божией Матери, сплошь покрытые шитыми золотом ризами, украшенными жемчугом и драгоценными камнями (дар инокинь Старо-Черкасского Ефремовского Донского монастыря). Две иконы: преподобного Сергия Радонежского и святителя Николая, Мирликийского Чудотворца, подаренные Троице-Сергиевой Лаврой и освященные на мощах преподобного Сергия, — стояли по бокам иконостаса в особых мраморных киотах. В дар от Семёновского полка принесён запрестольный образ Воскресения Христова, поставленный на горнем месте.

В иконостасе над царскими вратами и над иконой «Тайная Вечеря» была помещена мозаичная копия лика Спасителя в терновом венце, исполненного художником В.М.Васнецовым для усыпальницы при церкви лейб-гвардии Семёновского полка. По рисунку В.М.Васнецова и под его руководством в Московском Алексеевском монастыре была вышита Святая Плащаница.

Строительство длилось два года. Его этапы подробно освещались в газете «Московские церковные ведомости» и архивных материалах. Недостроенному ещё храму была посвящена книга, в которой есть слова, являющиеся достойным ответом тем, кто в наше время выступает против открытия старых и особенно строительства новых храмов: «Для православного человека нет надобности объяснять и оправдывать построение какого бы то ни было храма. Где есть хотя бы горсточка русских людей, хотя бы одна семья — есть потребность молитвы, исповедания веры и совершения таинств, — есть потребность в церкви».

18 (5 апреля по ст. ст.) апреля 1909 года (в Фомино воскресенье) состоялось освящение храма архиерейским чином.

Календарь за 1909 год (5 апреля — Фомино воскресенье)

При большом стечении войсковых частей и народа митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский), будущий священномученик, совершил великое освящение Храма-памятника русской скорби.

К началу освящения в храм прибыла Её Императорское Высочество Великая княгиня Елисавета Феодоровна. Её Высочество встречал храмоздатель И.А.Колесников.

На торжество собрались высокие военные чины: бывший командующий войсками московского военного округа генерал-лейтенант С.К.Гершельман; бывший помощник командующего войсками округа, ныне член Военного Совета, генерал от инфантерии В.Г.Глазов; командир гренадерского корпуса  генерал-лейтенант Э.В.Экк; состоящий при Великой Княгине Елисавете Феодоровне генерал-лейтенант М.П.Степанов; московский комендант генерал-лейтенант Е.П.Вишняков; начальники дивизий, командиры бригад и полков и другие военно-начальствующие лица; московский градоначальник генерал-майор А.А.Адрианов; московский губернатор, Свиты Его Величества генерал-майор В.Ф.Джунковский. В числе приглашенных были: московский губернский предводитель дворянства камергер А.Д.Самарин; московский городской голова Н.И.Гучков; управляющий канцелярией московского генерал-губернатора С.М.Борденав; секретарь Великой княгини Елисаветы Феодоровны А.П.Гжельский; прокурор Московский синодальной конторы камергер Ф.П.Степанов; профессор живописи В.М.Васнецов; члены Московских монархических союзов: Русской Монархической Партии, Русского Монархического Собрания и Московского Союза Русского Народа с должностными лицами во главе, старшина мещанского общества И.Н.Анофриев, старшина ремесленного общества А.И.Александров и другие приглашенные лица. Здесь же находилась депутация от столичной полиции. На торжестве присутствовали также дамы высшего столичного общества.

До начала освящения перед казармами выстроились войска всех частей Московского военного гарнизона и парадным шествием проследовали к храму, где их поприветствовал генерал-лейтенант С.К.Гершельман.

Для участия в торжестве были принесены хоругви Московских монархических союзов, среди которых выделялась хоругвь Русской Монархической партии, находившаяся в храме. В церковь были внесены знамена всех воинских частей, участвовавших в параде.

Освящение храма началось в девять часов утра.

Высопреосвященному Владимиру сослужили: настоятель Новоспасского монастыря архимандрит Борис (Шипулин), настоятель Высоко-Петровского монастыря архимандрит Макарий (Гневушев), благочинный 1-й Гренадерской дивизии протоиерей Иоанн Орлов и местный священник. Богослужебные песнопения исполнял  хор храма Христа Спасителя.

 

Свяшенномученики Борис (Шипулин) и Макарий (Гневушев)

За богослужением молились приглашенные лица и офицеры разных воинских частей, в том числе командир 1-й Гренадерской артиллерийской бригады генерал-майор И.В.Кубаровский и командир 1-го Донского казачьего полка полковник Г.И.Чоглоков.

В крестном ходу вокруг храма за Высокопреосвященным Владимиром следовала Великая княгиня Елисавета Феодоровна, генерал-лейтенант С.К.Гершельман и другие почетные лица. Монархические хоругви следовали рядом с церковными хоругвями.

Освящение закончилось возглашением многолетия Государю Императору и всему Царствующему Дому, затем была возглашена протодиаконом К.В. Розовым Вечная память Великому князю Сергею Александровичу и всем за Веру, Царя, и Отечество крамолою убиенным; после чего последовало многолетие митрополиту, храмоздателю и Христолюбивому воинству.

Высокопреосвященный Владимир, митрополит Московский и Коломенский, произнес глубоко-назидательное слово по поводу освящения вновь сооруженного храма в память Великого князя и других Царских слуг, крамолою убиенных. Владыка-митрополит коснулся революционного движения, начиная с шестидесятых годов. Характеризуя смуту последних лет, нераздельную с гибелью невинных жертв, Высокопреосвященный Владимир сказал, что было бы позором для Москвы, если бы она не увековечила память князя-мученика. Этот долг был выполнен по собственному почину и на собственные средства И.А. Колесниковым. Значение нового храма, построенного в память многих и многих жертв революции, несомненно, историческое и вместе с тем глубоко идейное.

Митрополит Владимир (Богоявленский)

Затем началась литургия, которую совершил Владыка-митрополит с тем же духовенством. По окончании литургии Великая княгиня отбыла из храма, причем, храмоздатель удостоился поднести Её Высочеству роскошный букет из живых цветов.

Из храма военные знамена были вынесены перед фронтом войск. Здесь же перед аналоем были размещены монархические хоругви. Архимандрит Макарий совершил молебствие и окропил знамена святой водой. По окончании молебствия был произведен салют из орудий 1-й Гренадерской артиллерийской бригады.

Вблизи храма стояли массы народа, пришедшие из столицы на освящение храма-памятника. Стоявшая с утра пасмурная погода к тому времени прояснилась.

По окончании молебствия к войскам обратился генерал Гершельман, который призвал войска посещать храм и молиться о всех тех, в память которых он построен, и быть такими же преданными Русскому Царю, как и убиенные крамолой.

Хоры музыки исполнили народный гимн, звуки которого слились с кликами ура.

По окончании богослужения Высокопреосвященный Владимир по просьбе московских патриотов передал храмоздателю и его супруге икону с изображением святителя Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, и преподобной Ксении Петербургской в серебряно-вызолоченном чеканной работы окладе с надписью: «Глубокочтимым патриотам Ивану Андреевичу и Ксении Феодоровне Колесниковым, с благоговейным преклонением пред памятью убиенных врагами Царя и Родины, Русская Монархическая Партия, Русское Монархическое Собрание и Московский Союз Русского Народа в день освящения храма во имя иконы Божией Матери «Отрада и Утешение», на Ходынском поле, 5 апреля 1909 года».

Передавая святую икону, митрополит сказал, что она подносится в благодарность за сооружение настоящего храма и да послужит она отрадой за святое дело. При поднесении присутствовали депутаты всех трех союзов. И.А. Колесников, преклонив колена, принял святую икону и благодарил за подношение.

От супруги убиенного градоначальника, графа Н.Н. Шувалова, духовенством храма получено в дар полное ценное облачение.

Храмоздатель И.А. Колесников передал выстроенный храм в военное ведомство.

Вечером у  И.А.Колесникова состоялся обед, который почтили своим присутствием: Высокопреосвященный Владимир, митрополит Московский и Коломенский; исполняющий обязанности генерал-губернатора генерал-лейтенант С.К.Гершельман; состоящий при Великой княгине Елисавете Феодоровне генерал-лейтенант С.П.Степанов; военачальники, градоначальник, губернатор, губернский предводитель дворянства, командир 1-й Гренадерской артиллерийской бригады, командир 1-го Донского казачьего полка и другие приглашенные лица.

В этот день было сказано много прочувствованных слов о погибших героях, о долге и чести, о вере и готовности народа к защите основ русской государственности.

По этому поводу член Русского монархического собрания В.Пуришкевич написал: «На русском народе лежит великий долг: «не забывать и поминать молитвенно тех, кто за него сложил свои головы в борьбе…».

Призыв к великому долгу поминовения нашел свое отражение в убранстве Храма-памятника. Ведь, одной из главных достопримечательностей церкви были большие из белого мрамора доски на боковых стенах с выгравированными золотом именами «всех крамолою убиенных».

Тысяча восемьсот сорок пять  имен! Для вечного поминовения в храме на мраморных досках были написаны имена верных долгу и присяге Царских слуг, павших от руки революционеров: 52 офицеров и 258 солдат, 6 казачьих офицеров и 79 казаков, 2 адмиралов, 27 флотских офицеров и 6 матросов, а также 1413 должностных лиц и чинов полиции, погибших в борьбе с крамолою, в т. ч. 40 высших должностных лиц (член Государственного Совета, губернаторы, архиерей, вице-губернаторы, полицмейстеры, прокуроры и т.д.). Этот скорбный синодик открывало имя Великого князя Сергея Александровича Романова.

Мраморные доски соединяла начертанная на средней арке надпись: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15,13)…

Как писал современник: на стенах храма «развернут список Иезекиилев, в котором описаны печаль, рыдание и горе… Это, начиная с Великого московского Князя, мартиролог убиенных охранителей русской самобытности и гражданственности. И этот свиток представлен пред Лице Бога, судящего неправду людскую и подающего у алтаря Своего мир скорбящим за близких верующим сердцам. И как выразитель такой великой идеи, Ходынский храм будет особенно дорог Москве».

И он действительно был дорог. Здесь молились солдаты и жители, отсюда уходили на фронт во время Первой мировой войны, сюда несли свою скорбь о разрушении России в первые годы революции. Известно, что Великая княгиня — матушка Елисавета Феодоровна, вдова убиенного Великого князя Сергея Александровича, а позднее настоятельница основанной ею в Москве Марфо-Мариинской обители милосердия, неоднократно молилась в этом храме. Впоследствии при её участии в храме была организована Община сестёр милосердия.

Елисавета Феодоровна посещает Боткинскую больницу с Царской семьей в 1914 году

В дальнейшей судьбе храма, в её славных и трагических страницах, отразилась судьба всей православной России.

После революционных событий 1917 года храм был закрыт, разграблен, частично разрушен, убранство утрачено. Так началась новая печальная история храма — история его постепенного разрушения и стирания из памяти народной увековеченных на его стенах для вечного поминовения имен погибших воинов. В довоенное время в помещении храма работали учебные мастерские, потом было организовано общежитие для рабочих авиационного завода «Знамя Труда». Во время Великой Отечественной войны храм использовался под склад, а в последние десятилетия здесь размещался слесарный и столярный цех того же завода «Знамя Труда».

В 90-е годы XX века храм чуть было не снесли при реконструкции ГКБ им. С.П. Боткина.

Но, видно, не прекращала Своей молитвы за место сие святое и скорбное Та, Которой был посвящён храм, Матерь Божия, Отрада и Утешение в горестях наших. Она вымолила у Своего Божественного Сына это место, и молитва освятила окрестности уже новой Москвы XX-XXI вв.

Источник: храм иконы Божией Матери “Отрада и Утешение” на Ходынском поле

НАВЕРХ