125284, г. Москва, ул. Поликарпова, дом 16
/
Доклад на XXVII Рождественских чтениях, в рамках казачьего направления Вероники Родионовой, кадета 5 класса Казачьих Атамана Платова кадетских классов школы №2121, г. Москва  
Казачье направление Рождественских чтений / 15.01.2019

МОЯ КАЗАЧЬЯ РОДОСЛОВНАЯ

Мои предки по отцу – донские казаки Скачковы проживали в станице Островской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского. Сейчас это Даниловский район Волгоградской области. Станица была образована в верховье реки Медведицы в середине XIX века путем переселения казаков из других мест и являлась крайней на востоке Донской области. Перед революцией в станице проживало 2 тысячи казаков, в округе было еще 17 хуторов. В мирное время казаки занимались сельским хозяйством, сеяли пшеницу, рожь, разводили бахчу и тыквы. Военную службу островские казаки проходили в 15, 32 и 49 Донских казачьих полках. В центре станицы в 1905 году был построен большой пятикупольный Богоявленский храм с колокольней (он сохранился в наши дни). Кроме того, в станице и хуторах издавна проживали староверы. В советское время станица относилась к Березовскому сельсовету.

Мой прапрадед Скачков Михей Ефимович родился в 1891 году в большой  и трудолюбивой казачьей семье из 20 человек. Когда ему было 38 лет, на Дону начались мероприятия советской власти по подготовке коллективизации и репрессии против «кулаков». Под этот каток попала и семья Скачковых. Сведения об этом нам удалось найти в «Казачьем словаре-справочнике», изданном в США казаками-эмигрантами Скрыловым и Губаревым в 60-е годы прошлого века. Губарев был уроженцем этих краев и старался сохранить память о земляках. В словаре написано: «Скачков Михей Ефимович (дон.) – ст.Березовской; в 1929 году арестован агентами ОГПУ и выслан из станицы неизвестно куда». То же самое рассказывет мой дедушка Геннадий Иванович Скачков. Родные так и не вернулись обратно, и сведений о них нет.

В базе данных «Мемориал», посвященной жертвам политических репрессий, мы нашли еще 12 Скачковых из станицы Островской. Все они – наши родственники и прошли один и тот же путь. В 1931 году осуждены по приговору на основании Постановления ЦИК и Совнаркома от 1 февраля 1930 года с формулировкой  «кулак, вредящий социалистическому строительству». Лишены домов, имущества и поселены сначала на «Пшеничной точке» – спецпоселении для кулаков у хутора Пшеничного. Там жили в землянках под охраной и выполняли разную тяжелую работу. Сейчас хутор Пшеничный уже исчез с карты, на его месте казаки поставили Памятный крест. Затем Скачковых высылали в республику Коми, в поселок Гортъель Троицко-Печорского района. Этот поселок находился на берегу одноименной реки в гуще лесов и болот. Ссыльные занимались лесоповалом, отлучаться и уезжать было запрещено.  В настоящее время на месте поселка установлен Крест с надписью: «Земной поклон и вечная память казакам, репрессированным в поселке Гортъель в 30-е годы XX века».

Моему прадедушке Ивану Михеевичу Скачкову удалось тогда избежать ссылки на Север. Он уехал в Тульскую область, где работал на шахтах. Потом закончил аграрный техникум. Иван Михеевич работал прорабом-строителем  в Веневском районе, затем по распределению попал в Ясногорский район. Многое в округе построено его руками, в том числе мост и плотина, которыми до сих пор пользуются люди. Здесь появился на свет мой дедушка Скачков Геннадий Иванович, здесь он живет и сейчас. Вдали от Дона он все равно считает себя казаком и держит верного коня Неждана.

В 90-е годы прошлого века всех Скачковых реабилитировали. Было признано, что все они были хозяйственными, работящими, честными, свободолюбивыми людьми, которые всегда были верны своей Родине и, если надо, вставали на ее защиту.

 

НАВЕРХ